Философия: Заметки о понятии страха в современной философии, Реферат

Философия: Заметки о понятии страха в современной философии, Реферат

Такова врожденная тревога, свойственная человеку как человеку и - некоторым образом - всем живым существам. В рассматриваемом здесь смысле тревога смерти касается исключительно озабоченности прекращением собственного существования. Также и переживания по поводу того, что чья-то жизнь оборвалась - это не есть тревога смерти. Это траур и оплакивание утраты. Конечно, смерть другого всегда будет"примеряться" и на самого себя. И вот тут уже мы будем иметь дело с тревогой смерти в первом лице. Наша смерть ждет нас где-то и когда-то, может быть лишь через десятилетия. До тех пор, пока жизнь не оборвалась, мы ощущаем себя как бы вечными - потому что всегда устремлены в своё будущее, которое в нашем сознании не имеет конца. Мы планируем каждый раз так, как будто мы бессмертны.

Философская энциклопедия - страх

Проблема страха в работах философов прошлого……………………………5 3. Страх в психологической структуре человека………………………………. Страх в массовом сознании……….. Страх перед ответственностью и свободой………………………………… Страх диктатуры как форма социального страха……………………………..

Мой страх направлен на нечто конкретное, фиксируемое органами опускающейся на наше бытие, ворвавшись в него словно газ из.

Надо ли идти дальше: Но христианин ли он? И кто может сказать, что он им является? Кто знает,, достоин ли он любви или ненависти? Таким образом, каждому из нас остается лишь обещание путем искупления преодолеть ничто своего бытия. И таково высшее откровение страха. Хайдеггер, как известно, очень четко различает страх и боязнь. Боязнь, по его мнению, это испуг, растерянность, испытываемая при приближении, переживаемом или воображаемом, угрожающего, определенного или определимого сущего: Сущее, внушающее нам боязнь, дает о себе знать на некотором расстоянии от нас например, советские войска для простых людей между и гг.

Таким образом, возникает порочный круг: Как бы то ни было, боязнь является, следовательно, неадекватным ответом или же приводит человека в состояние, мешающее адекватному ответу кому-нибудь или чему-нибудь, что, по мнению человека, должно или может уничтожить часть его самого либо все его существование в целом.

Он"пожирает все конечное" и учит индивида вверять себя Провидению, и тогда вера делает его способным увидеть все в новом свете, а значит,"получить все обратно - как никто другой в действительности" [1, . Страх, согласно Хайдеггеру, может быть рассмотрен в трех взаимопринадлежащих аспектах: Это"страшное в его страшности" как раз указывает на предметность страха [там же].

Причина страха – само бытие в мире. Страх обособляет человеческое существование и раскрывает его, т. о., как возможное бытие, как свободное .

Таким образом, исследование философского смысла явления страха могло бы быть связанно со всей историей человечества. Но мы не можем помышлять о подобном исследовании Мы хотели бы ограничиться рассмотрением смысла явления страха в философской традиции, наиболее яркой для своего времени, той, которая берет свое начало у молодого Гегеля и Киркегора и заканчивается экзистенциалистской философией.

Однако, поступая так, мы никоим образом не ограничиваем себя, так как истинную философию страха следует искать именно у этих авторов. Дело в том, что между древними и современными текстами, посвященными явлению страха, есть одно общее существенное различие: Это различие связано, главным образом, с изменением самой онтологии чувства, являющегося одним из основных моментов современной философской мысли.

Перестав рассматривать чувство как тип внутреннего толкования, не-рационального и более или менее адекватного внешним событиям, современная мысль пытается, особенно начиная с Хайдеггера, понять чувство как способ бытия человека. И, в частности, как такой способ бытия, благодаря которой человек поддерживает или восстанавливает свою связь с совокупностью всего, что есть, связь, без конца компрометируемую мыслью по крайней мере, мыслью не философской и действием, которые могут достичь своей общей цели лишь путем дробления и деления на части.

Человек может думать лишь о том или о другом, он может делать только то или это. Думать обо всем или делать все сразу — это бессмыслица, однако философия как мысль о бытии в целом выделяется особо. Но в таком случае для философии возникает абсолютная угроза распыления, риск потери бытия во всепоглощающей связи с частным сущим. Как бы то ни было, структура человеческого бытия такова, что в любой момент, неизбежно, оно есть - . Этот способ бытия по отношению ко всему, говорящему мне хотя и скрыто, а не познавательно , где я есть относительно тотальности бытия, есть чувство.

§ 30. Страх как модус расположения

Мне страшно, что я при взгляде на две одинаковые вещи не вижу, что они усердно стараются быть похожими Введенский замечает и видит. Что же он видит? Он видит вещи в их динамическом бытии, в их абсолютной персональности и одновременно абсолютной похожести.

го бытия - одиночество, смерть и страх стали предметом научного иссле- Сами экзистенциалы как феномены человеческого бытия рассматри-.

Философия Киркегора носит религиозный, христологи—ческий характер, хотя по форме изложения она более походит на свободное философствование, чем на богословие. В противоположность этому философия Хайдеггера одушевлена прежде всего метафизическим пафосом. Но не следует думать, что Хайдеггер идет по следу Декарта, провозгласившего: Для Хайдеггера бытие невыводимо из мышления.

Наоборот, мышление есть одна из функций бытия, притом бытия, оторвавшегося от самого себя. Основной постулат Хайдеггера гласит: Хайдеггер повторяет здесь в более отвлеченной форме афоризм своего учителя Дильтея:

Анализ концепций смерти в философии С.Кьеркегора и М.Хайдеггера

Он также исходит из уже сформулированного вывода, что страх и тревога различимы, но неразделимы. Они имманентно присущи друг другу. Страх — это боязнь чего-либо, например страдания, отвержения личностью или группой, утраты чего-то или кого-то, момента смерти. Но перед лицом угрозы, которой полны эти явления, человек боится не самого отрицания, которое эти явления в себе несут, его тревожит то, что, возможно, скрывается за этим отрицанием.

Яркий пример — и нечто большее, чем просто страх, — это страх смерти". По мнению Тиллиха, предвидение того, что может быть поджидает нас за порогом смерти и превращает в трусов, описанное в монологе Гамлета"Быть или не быть", страшно не конкретным содержанием, а своей способностью символизировать угрозу небытия — того, что религия называет вечной смертью.

Диссертация года на тему Экзистенциалы человеческого бытия - одиночество, смерть, страх:От античности до Нового времени.

Сообщите промокод во время разговора с менеджером. Промокод можно применить один раз при первом заказе. Тип работы промокода -"дипломная работа". В страхе все сущее в мире и сам окружающий мир кажутся внезапно лишенными всего своего значения, становятся опустошенными и рушатся из-за своей абсолютной никчемности. Я сам исчезаю со сцены как"я", сформированное моими заботами, стремлениями, повседневными желаниями.

Угроза исходит отовсюду и невозможно даже определить, приближается она или удаляется. Из-за того, что исчезает всякая возможность ориентации, страх окружает нас чувством радикального . Мы лишены всякой помощи, всякой защиты. Поскольку все реальности мира исчезли, источником страха может быть только сам мир как таковой. Ибо возможности раскрытия такого чувства отличны от наших возможностей понимания и выше их.

Страх — это раскрытие той экстериорности. Страх рождается из нашего положения и раскрывает нам его. Он является истинным чувством изначальной ситуации. Но за кого человеческое существо испытывает страх?

ТЕМА 7. СТРАХ И СТРАДАНИЕ

экзистирует в несобственном, в неаутентичном. Он может экзистировать и должен был бы экзистировать аутентично, но чаще всего более того, почти всегда это не так. Неаутентичность экзистирования составляет одно из фундаментальных свойств именно . При этом все формы неаутентичного экзистирования коренятся в аутентичной структуре . Здесь важно отметить, что проявляется более не скрывается, открывается в аутентичном модусе, а скрывается прячется, пропадает в неаутентичном.

Ялом различает три типа тревоги смерти: страх того, что наступит после смерти; страх самого «события» умирания; страх прекращения бытия.

В таком приближении вредоносность излучается и здесь имеет свой характер угрозы. Это приближение развертывается как таковое внутри близи. Что хотя и может быть в высшей степени вредоносно и даже постоянно подходит ближе, однако в дали, остается в своей страшности прикрыто. Но как приближающееся в близи вредоносное угрожающе, оно может задеть и все же нет.

В приближении возрастает это"может и в итоге все же нет". Сам страх есть дающее-себя-задеть высвобождение так характеризованного угрожающего. Не сначала где-то фиксируют будущее зло , а потом страшно. Но и страх тоже не просто констатирует приближающееся, а открывает его сперва в его страшности. И, страшась, страх может потом себе, отчетливо вглядываясь,"уяснить" страшное. Усмотрение видит страшное потому, что находится в расположении страха.

Устрашенность как дремлющая возможность расположенного бытия-в-мире," подверженность страху", уже разомкнула мир в видах того, что из него может близиться нечто подобное страшному. Сама возможность близиться высвобождена сущностной экзистенциальной пространственностью бытия-в-мире.

Теория Бытия. Глава 3. Тайна исчезнувших цивилизаций.


Comments are closed.

Жизнь без страха не только возможна, а абсолютно доступна! Узнай как избавиться от страхов, кликни здесь!